Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА

А.С. Майорова

Наши современные представления о причинах отмены крепостного права, о нраве законодательных актов, при помощи которых была проведена эта реформа, и о ее значении в истории народа и страны могут быть довольно обоснованными только в этом случае, если обратиться к исследованию источников XIX в. К их числу следует Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА отнести не только лишь делопроизводственную документацию, да и публицистику, также труды историков дореформенного и пореформенного периода. Броско то, что российская историческая наука в 50-60-х годах XIX в. отразила самые животрепещущие вопросы, связанные с положением крестьянства и с негативными сторонами крепостнической системы. Естественно, эти вопросы и ранее тревожили российское общество, российских историков. Но Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА только тогда, когда правительство начало впритирку заниматься подготовкой фермерской реформы, появилась возможность обсуждения тем, которые до этого находились под запретом. Одна из таких тем - история крестьянских восстаний (и в особенности - восстания под предводительством Е. Пугачева).

Вот тогда были размещены документы о Пугачевском и Разинском восстаниях и появились Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА новые исследования на данную тему (следует вспомнить, что «История пугачевского бунта» А.С. Пушкина, которая увидела свет в 1834 г., оставалась к тому времени единственной работой о восстании). Пожалуй, первым сочинением из серии трудов о народных движениях, вышедших в 1850-е годы, была монография Н.И. Костомарова «Бунт Стеньки Разина» (1858). Кстати Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА,

она была написана в Саратове, где ее создатель в течение восьми лет, с июля 1848 г. по август 1856 г., отбывал ссылку, к которой был приговорен за роль в Кирилло-Мефодиевском обществе [1, с. 32].

В период пребывания в Саратове историк занимался не только лишь исследованием восстания Степана Разина. Его внимание завлекал и датой именитый Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА мятеж — Пугачевское восстание. Материалы о нем он собирал в Саратове сразу с написанием монографии о Степане Разине. Но выполнить этот план можно было только при условии ознакомления с документами, которые хранились в столичных архивах. «Мне объявили, - пишет Костомаров, - что не дадут в архиве бумаг, как будто Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА они запечатаны, хотя я сам лицезрел их распечатанными» [1, с. 32]. Он сообразил, что ему не получится написать настоящий труд о Пугачевском восстании. Но Костомаров повстречал в Саратове исследователя, который сумел заняться исследованием этой препядствия и написать в предстоящем не одну, а несколько работ об эре пугачевщины. Это был Д.Л. Мордовцев, потом очень Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА узнаваемый журналист и историк.

Его знакомство с Костомаровым в Саратове вышло в то время, когда он начинал свою служебную карьеру и сразу занимался литературным трудом, проявляя склонность к историческим исследованиям. Он не был саратовцем по рождению, но жил в городке с 14-летнего возраста, закончил здешнюю гимназию и после Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА окончания курса в Петербургском институте опять возвратился сюда в 1854 г. [2, с. 33]. И тогда состоялось его знакомство с Н.И. Костомаровым. Именитый историк оценил по достоинству талант и публичные взоры Мордовцева и дал ему документы о событиях Пугачевского восстания, собранные им во время пребывания в Саратове [1, с. 32]. Мордовцев Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА с фуррором использовал эти материалы для написания целой серии очерков и монографий. С его именованием связаны значимые заслуги в исследовании этого сложнейшего явления российской истории. Правда, восстание под предводительством Пугачева не было единственной темой в его творчестве. Его исторические исследования, бессчетные историко-литературные произведения, публицистические очерки были обширно известны русским Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА читателям во 2-ой половине XIX - начале XX в.

Естественно, не только лишь архивные документы, собранные Н.И. Костомаровым, послужили основой исследовательских работ Д.Л. Мордовцева о восстании Пугачева. Его труды на данную тему, так же как и работы других создателей, стали вероятны благодаря публикации источников, ранее не доступных Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА историкам. В период подготовки фермерской реформы в 1858-1859 гг. был размещен большой комплекс документов о Пугачевском восстании в «Чтениях Общества истории и древностей российских». Важным результатом этого заслуги археографии стало возникновение основательных исследовательских работ по данной дилемме.

В конце 50-х - начале 60-х годов XIX в. не только лишь восстания под Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА предводительством Разина и Пугачева завлекали внимание историков. Тема «народных возмущений» в целом оказалась в то время привлекательной для более вдумчивых исследователей. Так, С.М Соловьев опубликовал в 1860 г. в «Русском вестнике» очерки «Рассказы из российской истории». Их сюжеты относятся к эре Петра I — в их повествуется о событиях в Астрахани Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА в 1698 г. (отголосок стрелецкого мятежа в Москве), восстании Булавина, измене Мазепы и настроениях в среде украинского казачества перед Полтавской битвой [3, с. 269-402].

Конкретно в 1860—1862 гг. в журнальчиках вышли 1-ые статьи и очерки Д.Л. Мордовцева о разбойниках на Волге в XVIII в. и о самозванцах — предшественниках Пугачева [4—6]. Потом отдельным Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА изданием в Петербурге были размещены сборники его монографий и очерков «Самозванцы и понизовая вольница» (1867, в 2 т.) и «Политические движения российского народа» (1871, в 2 т.). В первом из их на основании архивных документов освещается «история разбоев», происходивших в Нижнем Поволжье в 1775—1778 гг., другими словами конкретно после восстания Пугачева. Во 2-м помещены три монографии Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА о пугачевщине и несколько очерков о разбойничьих атаманах более позднего времени.

Энтузиазм к истории Пугачевского восстания проявлял не только лишь Мордовцев. В 1865 г. появилась монография П.К. Щебальского «Начало и нрав Пугачевщины» [7]. У создателя этой работы был типичный взор на предпосылки популярности, которой воспользовался Пугачев в среде обычного народа Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА и в особенности у казаков. Он считал, что существование на местности, где распространилось восстание, 2-ух центров раскола - в Нижегородской губернии и на Иргизах - разъясняет и необыкновенный размах движения, и фуррор самого его предводителя. П.К. Щебальский писал, что старообрядчество заключает «в самой сути собственной условия сопротивления как вообщем Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА действиям правительства, утратившего, по понятиям сектаторов (сектантов. - А.М.), старинное православие, так и формам жизни, слагавшейся в освеженной, послепетровской России» [7, с. 479]. По его воззрению, старообрядческие «братства» предоставляли возможность для многих категорий людей жить вне закона. Пугачев, по словам Щебальского, со времени его пребывания на местности Изюмского полка и первых Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА контактов со старообрядцами, находился «почти только меж раскольниками до самого тех пор, когда он является во главе мятежа» [7, с. 504]

В качестве рецензии на труд Щебальского Д.Л. Мордовцев опубликовал широкий очерк «Пугачевщина», в каком выложил свои взоры на предпосылки и суть наикрупнейшго народного восстания [8]. Он не согласен созидать Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА в этой тяжеленной драме результаты «беспокойного состояния разумов яицкого войска» (таково было мировоззрение А.С. Пушкина) либо попыток раскольников отомстить за припирания со стороны правительства и «таинственных интриг», как считал Щебальский. Мордовцев отыскивает предпосылки соц потрясений еще поглубже. По его воззрению, «пугачевщина со всеми ее последствиями была порождением всей Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА Рф, неминуемым плодом черной стороны тысячелетней жизни российского народа и результатом ненормального состояния всего тогдашнего ее муниципального строя» [8, с. 302]. Под «темной стороной», естественно, создатель предполагает крепостное право. Можно сказать, что эти суждения Мордовцева предвосхищают взоры российских историков XX в., которые рассматривали все большие народные движения XVII-XVIII вв. как проявления Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА борьбы крестьянства против крепостного права.

Изучая вопрос о причинах восстания, Д.Л. Мордовцев считает нужным охарактеризовать состояние Рф конкретно до выступления казаков на Яике. Привлекая самые различные источники, он делает колоритную картину, которая заканчивается авторским замечанием: «Недовольных было больше, чем войска в полках императрицы» [8, с. 306]. Относительно описания российской реальности Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА, которое было дано Д.Л. Мордовцевым, можно сказать, что он изображает кризис российского общества во 2-ой половине XVIII в. При всем этом создается воспоминание, что и в отдельных деталях, и в целом он соотносил эту картину с современным ему состоянием Рф, другими словами состоянием в пореформенную эру. Вот одно из Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА авторских обобщений: «Публикование липовых манифестов, мятежи, вспышки в самых черных углах Рф, повсеместные разбои... движение в народе и предчувствие чего-то недоброго в передовых людях страны, выразившееся горькою ирониею в литературе...» [8, с. 320]. Картина кризиса столетней давности у Мордовцева соотносится с современностью. Может быть, он желал сделать «предупреждение» тем, в чьих Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА руках была власть.

В предыдущей историографии и в трудах современников Мордовцева все социальные взрывы именовались мятежами. Но для саратовского историка и Пугачевское восстание, и самозванцы, и разбои на Волге - проявления воли народа, который не имел других способностей выразить эту волю. Мордовцев не был склонен идеализировать народные Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА движения. Содержание вводной статьи к сборнику «Политические движения российского народа» (вводная статья написана в 1870 г.) указывает, что он не закрывал глаза на «массовые злодеяния и массовые убийства», происходившие во время восстаний и в процессе разбоев. Все же он считал, что в изучаемый им период конкретно в «массовых и единичных народных Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА движениях... по способности сказывалось роль российского народа в политическом и штатском росте российского государства» [9, с. I]. По воззрению историка, «не конечная деморализация народа двигала его на массовые убийства и злодеяния, а безуспешно сложившийся строй публичной жизни...» [9, с. III].

Очерк из второго тома «Политических движений российского народа» под заглавием: «Типы современной Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА понизовой вольницы» размещен в 1871 г. В нем рассказывается о разбойниках, действовавших на Нижней Волге уже посреди XIX в. Общеизвестно, что наличие в регионе бессчетного разбойного элемента было одной из его особенностей как в XVIII, так и в первой половине XIX в. Мордовцев, описывая современных ему представителей этого типичного общества Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА - понизовой вольницы, стремится показать, что в их среде были люди очень различные по нравам, встречались даже личности самоотверженные и великодушные, способные на подвиг.

Особенный энтузиазм для анализа взглядов Д.Л. Мордовцева на крепостное право представляет его книжка очерков «Накануне воли», сделанная в наиблежайшие годы после выхода в свет «Политических движений Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА российского народа». 1-ая попытка публикации очерков «Накануне воли» относится к 1872 г., но тогда она была запрещена и появилась в печати еще позже, в полном собрании сочинений Мордовцева, вышедшем в 1910-1914 гг. [10, с. 615]. Книжка эта представляет собой сразу и историческое исследование, и монумент публичной мысли конца 60-х - начала 70-х годов Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА XIX в. В ней Мордовцев проанализировал широкий фактический материал и выложил свои выводы о настроениях в среде крепостного крестьянства, о нравственном состоянии фермерской массы в 20-50-е годы XIX в., о том, что представляла собой «вольница» в эту эру. Создатель последующим образом определял стоявшую перед ним задачку: изучить действия Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА последних лет «борьбы российского народа с неблагоприятными историческими обстоятельствами и порывов вырваться на божий свет и на свободу, пока свобода сама не далась ему в руки...» [11, с. 375].

Книжка была написана на основании материалов, приемущественно, саратовских губернских учреждений. Не считая того, Мордовцев использовал публикации документов Министерства внутренних дел, что Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА давало возможность делать широкие обобщения на всероссийском уровне. Эти обобщения свидетельствуют о том, что историк не лицезрел в фермерской массе в изученную им эру возможности к активному сопротивлению, к вооруженной борьбе против социальной несправедливости. Данный вывод у Мордовцева подчеркивается сопоставлением морального состояния российского народа «во времена пугачевщины и понизовой вольницы Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА» и «накануне воли».

Историк рассматривает предреформенный период в истории крестьянства как время упадка его моральных сил: «...мы находим в нем (в российском народе. - А.М.) ужасную перемену. В прошедшем веке в народе еще бродят силы, и он норовит их проявить то тем, то другим образом; намедни воли, напротив, он Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА уже совсем подчинился собственной участи, на все махнул рукою, он способен лишь на пассивную работу автоматов и на такое же пассивное непослушание...» [11, с. 474]. Причина «страшной перемены» - конкретно крепостное право, которое, по выражению историка, ведет к «деморализации» крестьянства: «Молодое крестьянское поколение исторически, от генерации к генерации воспитывалось в ненависти Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА к притеснителям, и деморализация народа доходила до ужасающих размеров» [11, с. 473]. По воззрению Мордовцева, деморализация не означала «выработки криминальных инстинктов в массе... напротив, все данные молвят в пользу народа, в пользу его терпеливости и бесспорного послушания законам необходимости» [11, с. 474].

Броско то, что в очах создателя книжки эта пассивность и «деморализация Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА» — бесспорное зло не только лишь для народа, да и для страны. Он пишет; что «деморализация» шла в направлении «самом безрадостном для народа и страны: люд терял чувство человечности, он становился рабом в полном смысле слова... на все акты его деятельности легла какая-то безвыходная апатия...». Мордовцев подчеркивает: «Такая народная деморализация страшнее Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА для страны, чем если б люд известным давлением был вызываем на протесты, на вспышки, на бунты» [11, с. 474]. Пафос этих выражений историка полностью понятен - ведь он, как и многие его современники, размышлял над причинами поражения Рф в Крымской войне 1853-1856 гг. Навязывалось сопоставление с событиями эры Екатерины II, когда страна вышла Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА победительницей из 2-ух войн с Турцией, невзирая на тяжелейшие внутренние потрясения, более массивным из которых было восстание Пугачева. Вывод для историка, который специально изучал время пугачевщины, навязывался сам собой: отсутствие у народа моральных сил, возможности к сопротивлению тянет за собой падение военного потенциала страны.

Особенного внимания заслуживает Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА оценка, данная Д.Л. Мордовцевым «понизовой вольнице» предреформенного периода и первого десятилетия после фермерской реформы. Д.Л. Мордовцев в рассматриваемой книжке проводит грань меж «эпической первобытной вольницей» ХVӀӀӀ в. и тем, что представляли собой «простые разбойники» последующего столетия. Историк подчеркивает: «В большинстве случаев все это продукты крепостничества» [11, с. 546]. При Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА всем этом он обрисовывает «порядок» появления разбойничьих шаек в XIX в., которые «воссоздавали из себя если не первообраз, то подобие исторической понизовой вольницы». К разбойникам приставали фермеры, которых помещики сдавали в рекруты либо ссылали в Сибирь, «большею частью, неспокойных из их, вредных, ходоков по отысканию воли... либо просто таких, которых... было Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА прибыльно либо лучше удалить из вотчины». Они, «обращаясь в дезертиров либо бегло-ссыльных, являлись заурядно на родину» и делали шайки, «первым делом» которых было «мщение тем, кто был виновен в их несчастье» [11, с. 546—547].

Особенностью разбойничьих шаек XIX в. Мордовцев считал то, что они были порождением крепостнических порядков, другими словами Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА следствием распространения дворянского землевладения на местности Саратовской губернии. Создатель книжки не припоминает своим читателям о том, что было отлично понятно его современникам: если к середине XIX в. губернию можно было именовать помещичьей, то в XVIII в. Саратовское Поволжье еще не было регионом, где дворянские имения составляли сплошные массивы земель. В Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА согласовании с этим и «понизовая вольница» формировалась из других соц частей, чем в XIX в., и «разбои» носили другой нрав. Разбойники в XVIII в. грабили караваны судов на Волге и богатых негоциантов на сухопутных дорогах, они вступали в схватки с воинскими командами и почти всегда выходили фаворитами. О их Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА писал Д.Л. Мордовцев в собственных более ранешних трудах, на основании документов архивов саратовских и астраханских учреждений.

В книжке «Накануне воли» он стремится выделить, что в пору господства крепостного права в Саратовской губернии распространение разбойничьих шаек как основной формы мести фермеров вызывало новые акты беспощадности со Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА стороны помещиков. «Крестьяне мстили помещикам разбоем за их беспощадность, - пишет Мордовцев, - помещики, с собственной стороны, мстили крестьянам кнутом, плетьми и Сибирью...». При всем этом чем безжалостнее были помещики, «тем ожесточеннее становились некие, более энергичные личности из фермеров и становились бичом всего населения — и помещиков, и непомещиков» [11, с. 546-547]. Следует направить внимание еще на Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА одно наблюдение Мордовцева - относительно разбойничьих шаек, которые продолжали существовать и после фермерской реформы. Создатель книжки охарактеризовывает их как «историческое видоизменение «понизовой вольницы» и пишет; что они являются «почти только продуктом и органическим наследием крепостной России» [11, с. 595]. Таким макаром, «вольница» XIX в. как в предреформенную эру, так и после Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА отмены крепостного права, по воззрению Мордовцем, не представляла явления настолько масштабного и небезопасного для гос власти, каким была «историческая понизовая вольница».

Принципиальное наблюдение Мордовцева, высказанное в книжке очерков «Накануне воли», относится к тому положению, которое сложилось в среде крестьянства после отмены крепостного права Он показывает на то Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА, что в пореформенный период бывшие крепостные фермеры утратили общность сословных интересов. Еще большее значение, чем до этого, зополучило разделение крестьянства по имущественному положению. Не считая того, выходцы из фермерской среды получили возможность участвовать в судебных органах и органах земского самоуправления. Эти новые явления отмечены Мордовцевым в заключительных строчках книжки «Накануне воли Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА», где Мордовцев пишет о том, что, просматривая списки земских гласных, глобальных арбитров, избирателей и гласных городских обществ и присяжных заседателей (имеются в виду списки конца 60-х - начала 70-х гг.), он повсевременно встречал крестьянские фамилии. На выборных должностях оказались люди, чьи отцы и деды выступали действующими лицами в Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА драматических событиях, обрисованных в архивных документах, которые использовал историк для собственной книжки «Накануне воли». Праотцы современных земских деятелей, подчеркивает ДЛ. Мордовцев, до отмены крепостного права подвергались томным наказаниями изымательствам за пробы протестовать против собственного бесправного положения [11, с. 603].

Выводы Д.Л. Мордовцева о настроениях крестьянства Нижнего Поволжья в последние десятилетия перед Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА реформой, о воздействии отмены крепостного права на социальную обстановку в губернии в 1-ое пореформенное десятилетие, о нраве «вольницы» в ту эру были полностью справедливы. Об этом свидетельствуют результаты «хождения в народ», осуществленного народническими организациями. Фермеры в собственной массе не откликнулись на пропаганду юных революционеров. Естественно, книжка Мордовцева «Накануне воли» и изготовленные Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА им выводы были предусмотрены не только лишь для конструктивно настроенной молодежи. Это сочинение должно было вынудить задуматься многих современников, принимавших активное роль в публичной жизни страны. Она была очень животрепещущей для собственного времени, и создатель стремился донести ее содержание до читателей. Он сделал первую попытку опубликовать ее в журнальчике Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА «Дело» в 1872 г., но тогда она была запрещена. 2-ая попытка ее публикации, уже отдельным изданием в 1889 г., тоже окончилась плачевно - весь тираж был конфискован цензурой и сожжен. Как ранее говорилось, она стала доступной для читателя исключительно в полном собрании сочинений Мордовцева, вышедшем в 1910-1914 гг. [10, с. 615].

Почему же эта Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА книжка известного историка так длительно находилась под запретом? Ведь в ней не содержалось никаких выражений, которые можно было бы объяснить как критику фермерской реформы либо как критику правительственной политики в целом. Быстрее напротив; создатель выражает ублажение плодами всех реформ 1860-х годов. В самом начале книжки он подчеркивает, что конкретно Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА законы, изданные правительством, смогли решить судьбу народа, а сам он был бессилен в борьбе с несправедливыми порядками. В заключение, как ранее говорилось, Мордовцев показывает на роль в земских органах и в судах малышей и внуков фермеров, которые «заседают... за одним столом» с детками и внуками собственных прежних хозяев Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА. Напоминая о пытках, которым подвергались «ходоки по отысканию воли», создатель книжки кончает свое сочинение жизнеутверждающим выражением: «...Означает, и тою, и другою стороною позабыты старенькые несчастья — так как это вправду были взаимные несчастья и той, и другой стороны - сейчас обе стороны дружно и честно работают для общего дела. Все позабыто - и слава Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА богу». Правда, здесь же Мордовцев добавляет: «Ничего не должна забывать только история, хотя она еще наименее злопамятна, чем люди» [11, с. 603].

Его утверждение, что все позабыто, навряд ли можно осознавать в буквальном смысле. Это было быстрее пожелание, чем констатирование факта. Может быть, Мордовцев написал: «Все забыто», чтоб облегчить путь Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА собственной книжки к читателю. Но запрет, наложенный на ее публикацию, стал еще одним свидетельством того, что память о крепостной неволе оставалась болезненным наследием и в 70-е, и в конце 80-х годов XIX в. В самом начале книжки Д.Л. Мордовцев подчеркивает, что законы, изданные правительством, смогли решить судьбу народа Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА, а сам он был бессилен в борьбе с несправедливыми порядками. Казалось бы, позиция создателя, который охарактеризовывал крестьянскую реформу и ее результаты как настоящее благо для народа, должна бала открыть путь к ее публикации. Но основное содержание книжки могло вызывать только неприятие со стороны тех, кто стоял у власти.

Очерки Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА из книжки «Накануне воли», в каких цитированы либо пересказаны архивные документы, поражают правдивостью описания отчаянного положения, в каком оказался российский люд к середине XIX в. В.С. Момот довольно метко охарактеризовал содержание этого труда: «Со страничек книжки встают жуткие картины беспощадности помещиков-крепостников и беззащитности фермеров перед ними Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА» [10, с. 614]. Д.Л. Мордовцев напористо повторяет идея о губительном воздействии крепостного права не только лишь на фермеров, да и на их хозяев, помещиков. Он подчеркивает, что крепостнические порядки развивали различные пороки, моральные уродства в среде дворян. Базу повествования в книжке «Накануне воли» составили тексты документов, в каких имена Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА участников событий не были изменены. Детки и внуки ожесточенных душевладельцев, чьи поступки (их часто можно охарактеризовать как злодеяния) описаны в книжке, в 1872 г. жили и здравствовали. Им не хотелось читать нелицеприятные отзывы о собственных родственниках. Не вожделели вспоминать о последних проявлениях бесчеловечности в эру крепостного права и многие политические деятели Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 1870-х годов. Возможно, потому книжка Мордовцева «Накануне воли» была размещена спустя 40 лет после того, как была написана. Сначала XX в., когда она вышла в свет, значимая часть выводов создателя уже утратила свою актуальность.

Наблюдения и выводы Д.Л. Мордовцева, которые касаются положения крепостного крестьянства во 2-ой половине XVIII - первой половине Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА XIX в., следует признать полностью обоснованными. Он радиво изучал необъятные комплексы различных документов, а не считая того, он был современником, которому довелось созидать, в каком положении находились фермеры в последние десятилетия перед отменой крепостного права и после его отмены. Потому современные историки не должны игнорировать произведения этого профессионального историка и Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА неравнодушного публициста.

Библиографический перечень

1. Костомаров Н.И. Автобиография // Российская идея. 1885. Кн. 6.

2. Момот В.С. Даниил Лукич Мордовцев: очерк жизни и творчества. Ростов на дону н/Д, 1978.

3. Российский вестник. 1860. Т. 28.

4. МордовцевД.Л. Самозванец Ханин // Российский вестник. 1860. Т. 26. С. 319-330.

5. Мордовцев Д.Л. Понизовая вольница (материалы для истории народа) // Российское слово. 1860. Декабрь Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА. С. 1-51.

6. Мордовцев Д.Л. Атаман Брагин и разбойник Зубакин // Российский вестник. 1862. Январь — февраль. С. 703—730.

7. Щебальский П.К. Начало и нрав Пугачевщины // Российский вестник. 1865. Т. 5. С. 475-522, Т. 6. С. 52-108.

8. Мордовцев Д.Л. Пугачевщина. Начало и нрав Пугачевщины: соч. П. Щебальского. Москва, 1865 // Вестник Европы. 1866. Т. 1, отд. 2. С. 301—372.

9. Мордовцев Д.Л. Политические Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА движения российского народа. СПб., 1981. Т. 1.

10. Момот В. С. Писатель-демократ // Мордовцев Д.Л. Величавый раскол: исторический роман; Намедни воли: архивные силуэты. Ростов на дону н/Д, 1987.

11. Мордовцев Д.Л. Намедни воли // Мордовцев Д.Л. Величавый раскол: исторический роман; Намедни воли: архивные силуэты. Ростов на дону н/Д, 1987.

«Крестьянская реформа 1861 года и Д.Л. МОРДОВЦЕВ О ВЛИЯНИИ КРЕПОСТНОГО ПРАВА НА МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА трансформация социально-экономической и политической системы в Рф. К 150-летию отмены крепостного права.», Саратов, 2011г.


dlya-akcionerov-i-investorov.html
dlya-apellyacionnogo-obzhalovaniya-resheniya-suda-1-oj-instancii.html
dlya-auditornoj-i-samostoyatelnoj-raboti.html